Фото Персони

Я не стесняюсь своего тела: Мишина о съемках за рубежом и интимных сценах

Я не стесняюсь своего тела: Мишина о съемках за рубежом и интимных сценах

Ксения Мишина — актриса, которая не боится быть настоящей. Звезда сериала с мировым успехом Крепостная, победительница танцевального шоу и первая украинская Холостячка. Она открыла свое сердце всей стране и теперь хочет, чтобы и каждый участник Україна має талант на СТБ так же шел к своей мечте с открытым сердцем.

В эксклюзивном интервью Фактам ICTV судья Україна має талант Ксения Мишина рассказала о своем долгом и сложном пути к успеху в актерской профессии, об опыте съемок за границей и почему не соглашается на интимные сцене.

— Актеры тоже люди. Часто бывают дни, когда очень устаешь или просто по разным причинам, как говорится, все валится из рук, но приходится выходить в кадр. Как вы преодолеваете такие моменты?

— Это нормально, когда какой-то день не удался, — об этом важно помнить. Когда такое случается, всегда стараюсь не быть слишком требовательной к себе. Все свои проблемы я чувствую, анализирую и решаю. Если в этот день у меня работа в кадре, я приезжаю на съемочную площадку, перевоплощаюсь в своего персонажа и обо всем забываю. У меня это происходит на автоматизме. Мой организм привык к тому, что, когда я на площадке, я не Ксения Мишина. Я играю определенную роль, а потому должна забыть обо всех проблемах  личной жизни.

— Помогает ли работа абстрагироваться от проблем?

— Конечно, всегда! Она помогает отвлечься от проблемы, а следовательно, освободить себя на время от навязчивых мыслей. Это даже помогает скорее пережить определенный негативный момент, скорее его решить. Ведь когда ты отдаешь чему-то много энергии, оно становится большим, значимым, тяжелым и занимает больше времени для решения.

— Был момент, когда вам не удалось качественно сыграть роль из-за определенных личных проблем?

Помню, когда на съемках телекастингов Україна має талант на СТБ у меня защемило спину, работать было очень сложно. Но, опять же, в тот момент моя работа стала для меня анестезией, потому что те талантливые выступления участников на сцене захватывали настолько, что места для плохого настроения не было.

В таком плотном графике съемок ты и не успеваешь себя пожалеть — опять же плюс работы. Мой мозг или внимание были сконцентрированы на съемках, выступлениях, общении с участниками, а не на физической боли.

— Что вы можете посоветовать участникам Україна має талант, которые очень волнуются перед выходом на сцену?

— Всегда принимать такое состояние своего тела. Мы живы, и нам дана возможность чувствовать яркие эмоции и такие же сильные переживания, стресс и радость, — это все естественно. Когда ты раз в год выходишь на большую сцену такого масштабного талант-шоу, волноваться и стрессовать при этом — это логичные эмоции в такой ситуации. Я также много раз на сцене или съемочной площадке не могла собрать себя воедино. Любую эмоцию надо принять, тогда она тебе поможет.

— Все вокруг говорят об актерском таланте. Какое место он занимает в профессии на самом деле? Какие еще качества критически важные для актеров?

— Дружба с собой и понимание себя. В любой сфере жизни это важно, но именно в профессии актера это сверхважно — понимать себя и свое тело. Надо постоянно работать над собой, заниматься изучением себя, своих эмоций и их выражения.

— Вам приходилось играть разных персонажей, живших в разное время, которые имели разные профессии. Что вам дает возможность воплотить роль в кадре? Какие свои личные лайфхаки вывели?

— Во-первых, сценарий — всегда важно окунуться в сценарий. У каждого человека есть фантазия, свое сознание. С их помощью ты представляешь, как это будет выглядеть в жизни. Все зависит именно от твоего воображения. И его тоже надо развивать: наполнять себя информацией из различных сфер, смотреть разные фильмы, читать разные жанры литературы. Нам доступно настолько большое и свободное инфополе, что можно найти любую информацию, увидеть любой визуал.

— Вы снимались в хорватском проекте Зломовчання. Какие различия с украинским кинопроизводством вы заметили?

— Графики были сложными — мы работали 6/1. Но могу сказать, что на съемках наши украинские команды такие же качественные, как и в Хорватии. Все департаменты, отвечающие за съемки, у нас тоже профессиональные, а их работа налажена.

(Фото предоставлено OLL.TV)

Были сложности из-за языкового барьера?

— Частично. Я вообще не знала хорватского. Я изучала его только для своих сцен, и это было сложно. Ты когда открываешь сценарий и видишь множество своих сцен на хорватском, сначала вообще не понимаешь, как оно будет.

Кажется, что невозможно изучить такое большое количество слов и предложений за такой короткий срок. Изучить и что важнее — понимать, что ты играешь. Но у меня была поддержка и вера режиссера, продюсеров и всей команды проекта. Также у меня были крутые коучи в Хорватии, с которыми я отрабатывала текст и подстраивали его под себя. Сначала было страшно, но результат стоит этих переживаний.

(Фото предоставлено OLL.TV)

— Как вы общались с командой?

— Мы общались на английском. Я очень хорошо его подтянула, кстати. Когда ты некоторое время находишься в окружении англоязычных, со временем ты все начинаешь понимать.

— Сейчас в мире значительно меняется политика на площадках относительно откровенных сцен. Некоторые страны даже принимают отдельные законы. Какие трудности существуют у актеров в этом плане?

— Я не категорична относительно откровенных сцен. Если это будет крутой проект, и я увижу по сценарию, что в этой сцене есть смысл, — без проблем. Но если это обычная прихоть режиссера, его личная фантазия — я буду против.

— Нужна подготовка для таких сцен? Готовитесь ли вы к ним?

— Пойти в спортзал? (смеется). Я не стесняюсь своего тела. Но я всегда скажу Нет, если не вижу в этом смысла. Трудно воспроизвести интимные сцены, когда ты не понимаешь, зачем они в данной работе. В моем недавнем медицинском проекте я столкнулась с такой ситуацией: было решено снять одну очень интимную сцену, на которую зритель впоследствии отреагировал негативно. Было много негативных комментариев, например: Зачем? Этой героине такое не подходит. Это лишь подтвердило мои собственные ощущения: иногда подобные сцены не нужны.

— Скажите, секс в жизни и в кадре — это тот самый секс?

— Конечно, нет. В жизни это настоящие чувства — ты хочешь это делать. А в кадре тебя заставляют это делать (смеется). Секс в кадре — это техника, просто движения. Это как заплакать: твой организм к этому не готов, но для сцены надо сделать это искусственно. Во время съемок интимных сцен внутри тебя всегда чувствуется определенный диссонанс.

— Если выбирать: сериал или фильм? Какой формат для вас лучше и почему?

— Я отвечу: сценарий. Если я прочитаю плохой сценарий к фильму и хороший к сериалу, я, конечно, выберу сериал. Но круто, что в нашей работе: даже сырой сценарий можно улучшить и оживить в паре с режиссером и коллективной творческой работой на площадке. Важно все: и свет, и продюсеры, и режиссеры, и операторская работа. Чего только стоит операторская работа! Даже она может создать качественный продукт, несмотря на плохой сценарий.

— Сколько вы уже лет в актерской профессии?

— Если считать с поступления в вуз, то уже 12 лет. Первая роль была в фильме Селфипати — первая серьезная роль для меня. Шесть лет я уже работаю профессионально.

— Это немалый срок. Берете ли вы близко к сердцу критику относительно своей актерской работы?

— Я верю себе и своим ощущениям. У меня хорошо развито критическое мышление относительно своей работы. Я чувствую, когда моя работа хорошая, а когда в ней есть ошибки. Если кто-то скажет, что это плохо, а мне понравится, я буду верить себе. Если кто-то скажет, что это классно, а я вижу, что это не так, — я верю себе. Я благодарна всем за их отзывы и комментарии, но я всегда буду прислушиваться к себе в первую очередь.

Да, негативные отзывы — это неприятно. Ведь мы, актеры, всегда хотим, чтобы люди уважали нас и наше творчество. Ведь творчество актера создано для людей.

— Чувствовали ли вы когда-нибудь неуважение к своей работе?

— Скорее, пренебрежение. Когда телеканал СТБ заявил, что я судья шоу Україна має талант, я запомнила один комментарий в соцсетях. Звучал он так: А кто она такая? Актерство — это не талант.

Я такие комментарии воспринимаю как зависть. Актерство — это такое же умение, которое нужно развивать! За что же тогда всемирно известные актеры получают Оскар? Конечно, за свой уникальный талант в этой сфере, игру, которую никто не в состоянии воспроизвести.

— На своей странице вы пытаетесь ставить на место хейтеров?

— Иногда, когда я вижу смысл в этом, я могу ответить. В большинстве случаев я не обращаю на эти комментарии внимания. Сразу блокирую человека. На моей странице будет исключительно позитив и экология. Критика тоже может быть, но я воспринимаю только аргументированную критику.

— Вы говорили, что актерство — это работа для людей. Когда выбирали актерство как профессию, выбирали это как работу для людей или больше для себя, я хочу играть?

Это все очень связано. Эта профессия для меня, но я — для людей!

Если вы увидели ошибку в тексте, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Cntrl + Entr.
Знайшли помилку в тексті?
Помилка