Фото Видео ТВ

Рваные штаны и беременность: Дизель Шоу о ярких номерах и факапах на сцене

Рваные штаны и беременность: Дизель Шоу о ярких номерах и факапах на сцене
Источник: ICTV

Уже в эту пятницу, 29 октября, зрители увидят сотый выпуск Дизель Шоу.Специально к юбилейной программе актеры поделились своими самыми яркими воспоминаниями.

У кого порвались штаны на сцене, кому зрители подсказывали слова, а кто стал мамой после одного тематического номера – читайте далее в материале.

Первый выход на сцену актеров Дизель Шоу

Прошло уже шесть с половиной лет со старта первого выпуска Дизель Шоу. Как это будет? Как воспримет зритель? Понравятся ли ему шутки? Подобные вопросы крутились в голове у каждого из актёров перед самым первым выходом на сцену.

— Это было безумно волнительно. Сердце вылетало из груди. Волнение такое, что ты говоришь слова и параллельно слышишь, как стучит твое сердце, — вспоминает Виктория Булитко.

Интересно, что волнение было прописано и в самом сценарии. При этом актеры должны были забывать слова и сбиваться.

— Все было так правдоподобно, что наши друзья в зале даже хотели встать и подсказать нам, хоть слов не знали, — рассказывает художественный руководитель Дизель Студио Егор Крутоголов.

Ответственная миссия была у Евгения Сморигина – невзначай разорвать красную ленточку, которую никто не мог разрезать. Но в историю Дизель Шоу на все последующие 100 выпусков вошла его первая фраза на сцене.

—  Я тогда сказал: Давайте просто начнем наше Дизель шоу! И с тех пор в каждом выпуске я говорю эти слова! Это уже стало традицией, — делится Евгений Сморигин.

Первый выход на сцену Яны Глущенко запомнился ее одним из самых популярных сейчас образов – глупой блондинки.

— Очень хороший был номер. Я работала в паре с Сашей, а Вика – с Егором. Мы тогда еще не понимали, какие пары сложатся дальше, — говорит Яна Глущенко.

А вот коллегу Яны — Викторию Булитко — зрители запомнили благодаря ее бедрам.

— Наш первый номер – диалог подруг с Мариночкой Поплавской. Я помню, что была в платье и туфлях на очень высоких каблуках. Когда я выходила со сцены, достаточно активно виляла бедрами. Потому что так было быстрее передвигаться. За счёт каблука мои бёдра зашевелились по-другому (смеется). Даже зрители мне потом об этом написали, — со смехом вспоминает Виктория Булитко.

Любимые образы актеров Дизель Шоу

Блондинки-любовницы, мужья-алкоголики, скандалистки, проститутки, чиновники, дети, бабушки и дедушки – в Дизель Шоу живут самые разные персонажи. И за 100 программ каждый актер успел примерить на себя сотни образов.

— Любимый образ – это, конечно, баба Женя. Мне очень приятно, что зрители до сих пор аплодируют сразу при выходе бабушки на сцену. Значит любят ее так же, как я. В этом образе даже за кулисами я разговариваю и веду себя, как бабушка. Все со мной общаются, как с бабушкой. Спасибо замечательному художнику по гриму — Ире Белиной — за создание этого образа. Наши бабушки разные: с разными прическами, одеждой. Но мне нравится именно простая, старенькая бабушка с палочкой, — рассказывает Евгений Сморигин.

Характерно, что у Егора Крутоголова тоже любимый образ именно женский.

— Это женщина из программы Від джерел до джерел и номер про особливості української мови, — вспоминает Егор Крутоголов.

А вот красотка Яна призналась: любит играть страшненьких.

— На самом деле я люблю играть некрасивых. Точнее – острохарактерных. Роли, где можно покривляться по-доброму. Устала я от образа красотки. Очень люблю своих смешных училок, — делится Яна Глущенко.

У Виктории Булитко тоже страсть к характерным и не очень симпатичным персонажам.

— Ефросиния Кондратьевна Кадык – этот образ почему-то полюбился. Шепелявая девочка, которая ищет свою судьбу, попадает в смешные ситуации. Он мне очень запомнился. Но похвастаться им я не могу. Возможно потому, что это не очень сложно в плане перевоплощения для актера – шепелявить, закраситьчерным зуб. Сложность в другом – быть максимально некрасивой, — говорит Виктория Булитко.

дизель шоу

Знаковые и самые сложные номера для “дизелей”

Для самих актеров некоторые номера стали пророческими, а порой заставляли серьезно понервничать. Например, Яна Глущенко после миниатюры про беременных сама стала мамой.

— В 2016 году у нас был новогодний выпуск, и мы ставили номер про роддом. Я говорила: Ребята, по любому кто-то из девочек забеременеет. И этот кто-то – я, — смеется Яна Глущенко.

А вот Евгений Сморигин с ужасом вспоминает номер, в котором он практически все время находился на сцене один.

— Одно дело, когда партнеры рядом — подскажут, помогут, а тут все от одной бабки зависит. Было страшно, но баба Женя мне помогла и справилась! За что ей большое спасибо. Мы этот номер даже взяли в тур! — признается Евгений Сморигин.

Егора Крутоголова в свое время заставил понервничать Тарас Шевченко. Точнее — образ, в котором актер появился в одном из номеров.

— Потому что чувствовал большую ответственность за важную историческую личность, играя которую нельзя было допустить ошибку, — поясняет Егор Крутоголов.

А если и допустил какую-то оплошность – можно выкрутиться. Александр Бережок говорит, что в каждом концерте есть с десяток моментов, когда что-то идет не по сценарию и актерам мгновенно приходится обыгрывать эти ситуации.

— Порвались штаны, упала штанга, что-то покатилось, отключился микрофон. Историй таких миллион, — делится актер.

В турах актерам иногда помогает зритель — это прочувствовала на себе Виктория Булитко. На одном из концертов она исполняла песню вместе с Мариной Поплавской. Вика вспоминает: текст знала наизусть, ведь не один раз играла этот номер. Но в момент выступления перед глазами актрисы оказался “чистый лист”.

— Мне помог мужчина в зале – он подпел продолжение этой песни. Настолько хорошо зрители знают наши номера, и это очень круто, — радуется актриса.

Как видите, истории случались разные. Но одинаково сложно всем даются номера, посвященные Марине Поплавской. Никто из актеров не может сдержать слез.

— Со всеми ролями можно справиться. А с болью и воспоминаниями — это категорически сложно, — делится Яна Глущенко.

дизель шоу

Что бы сказали себе “дизели” 100 программ назад

Егор Крутоголов: 100 программ назад я бы сказал себе: Наберись терпения еще больше, чем набрался сейчас. Будет сложнее, чем ты думал, но это стоит того.

Яна Глущенко: 100 программ назад я бы сказала себе: Мать, неплохая жизнь нарисовывается. Этот проект изменит твою жизнь: ты станешь мамой, у тебя появится семья.

Александр Бережок: 100 программ назад я знаю точно, что я очень сильно волновался и хотел, чтобы этот продукт и сам наш коллектив существовали очень долго. И не верится, что столько времени прошло. 100 раз, минимум, мы сделали людей счастливыми.

Евгений Сморигин: 100 программ назад сказал бы себе то, что скажу еще на 100 программ вперед: Ну… с Богом!

Виктория Булитко: Я надеюсь, что у нас будет оставаться тот самый задор, который у нас есть. Наши авторы будут писать еще лучше. Мы будем играть еще ярче. Сил и задора будет хватать. Возможно, через 100 выпусков наши дети будут играть взрослых. Например, Лешка Сморигин сыграет моего молодого кавалера.

Если вы увидели ошибку в тексте, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Cntrl + Entr.
Поддержать Факты ICTV
Знайшли помилку в тексті?
Помилка